Союз «Торгово-промышленная палата Республики Татарстан»
Конкурс «Моя семья»
Стать членом Союзa «ТПП РТ»
  • +7 843 264-62-07  приемная
  • +7 843 236-99-00  орг. отдел
  • +7 843 238-61-04  "горячая линия"
    правового центра

УК руку моет


10 Октября 2018
В 2019 году правительство может ужесточить и конкретизировать положения статей 174 и 174.1 Уголовного кодекса, карающие легализацию преступно полученных денежных средств, ввести штрафы за отмывание с юрлиц и начать попытки конфисковывать выведенные за рубеж отмытые активы. Сейчас ст. 174.1, карающая отмывание чужого, практически не работает, и это может стать проблемой во взаимоотношениях России с ФАТФ. С 2014 года крупных реформ в этой сфере не было, но возможности государства искать отмывание с привлечением ФНС и ФТС значительно выросли.

Как стало известно “Ъ”, сегодня на совещание межведомственной рабочей группы (МРГ, см. подробнее "Ъ-Онлайн") по противодействию незаконным финансовым операциям Росфинмониторинг, МВД, ФСБ, Минюст и Генпрокуратура вынесут вопрос об изменениях формулировок антиотмывочных статей Уголовного кодекса — 174 и 174.1. Формально, по сведениям “Ъ”, речь идет о приведении статей в соответствие с нормами Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ): очередной раунд консультаций с ФАТФ по вопросу соблюдения РФ ее рекомендаций намечен на лето 2019 года. Впрочем, источники “Ъ”, знакомые с повесткой заседания, утверждают, что правка двух статей — лишь часть обсуждаемой властями идеи реанимировать в РФ борьбу с отмыванием. Руководить заседанием группы будет, по их сведениям, глава администрации президента Антон Вайно, участвовать в нем — руководители Банка России, Минюста, службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ, помощники и советники президента и профильные замминистра и замглавы ведомств.

По данным “Ъ”, пересмотр положений ст. 174 и 174.1 УК связан с тем, что по крайней мере первая из них, карающая легализацию (отмывание) денежных средств и иного преступно нажитого имущества, полученных в результате преступлений третьих лиц (отмывание по заказу как услуга), в РФ почти не работает (20–30 дел в год), а ст. 174.1, наказывающая легализацию денег и имущества, полученных в результате собственных преступных действий (сотни дел в год) в основном применяется при расследовании наркотрафика — но не коррупции, мошенничества и иных экономических преступлений. Попытки же государства ввести особые меры против отмывания — например, ст. 193.1 УК, с 2013 года карающая незаконный вывоз капитала по подложным документам,— ничем не увенчались.

Идея силовых ведомств — в том, чтобы переформулировать диспозиции статей УК и сделать ст. 174 работоспособной. В частности, предполагается, что по ней ответственность будут нести участвующие в отмывании нотариусы, юристы и бухгалтеры.
Кроме того, в КоАП силовики предлагают включить штрафы для участвующих в отмывании юрлиц. Напомним, ответственность по антиотмывочным статьям УК сейчас предельно размыта — при особо крупном размере (выше 6 млн руб.) отмывания она укладывается в диапазон от принудительных работ (до 5 лет) до 7 лет лишения свободы. Ст. 174 и 174.1 УК внесены в список ст. 104.1 «Конфискация имущества» — все отмытое, в том числе купленное на отмытые деньги, может быть обращено в доход государства. Но при этом в последние годы размер таких конфискаций невелик (миллионы рублей), утверждают собеседники “Ъ”, а правовых способов конфисковать имущество, находящееся за границей (деньги на зарубежных счетах или недвижимость), не существует. Пленум Верховного суда обсуждал правоприменение по вопросам отмывания в 2015 году, возможны новые разъяснения ВС по этому вопросу.

ЦБ впервые опубликовал данные по операциям вывода и обналичивания средств
ЦБ впервые опубликовал данные по операциям вывода и обналичивания средств
В бизнесе склонны не считать вялость госструктур в борьбе с отмыванием проблемами с формулировкой статей УК. «Так сложилось, что в российской правоприменительной практике не принято возбуждать дела, которые могут быть связаны с чиновниками и их интересами. А в делах по легализации денежных средств такая связь бывает нередко. К сожалению, все, что связано со сферой госденег, у нас выпадает в отдельный мир, в котором гораздо реже заводят уголовные дела, нежели в отношении частных предпринимателей»,— говорит адвокат Роман Беланов из «Хренов и партнеры». Он не видит проблемы в формулировке самих статей (174 и 174.1) в УК, но отмечает: по таким делам сложно доказать состав преступления. «В отличие от мошенничества, под которое можно подтянуть почти все что угодно, включая невозврат кредита, в случае легализации нужно доказывать более сложные элементы. Еще тяжелее собрать доказательства, когда деньги получены другими лицами, то есть по ст. 174»,— поясняет он. Как сообщил “Ъ” топ-менеджер банка, входящего в пятерку крупнейших в РФ, необходимость введения дополнительных статьей в КоАП за легализацию преступных доходов неочевидна — уже сейчас есть уголовная и административная ответственность в этой сфере.

Размер предлагаемых административных штрафов за отмывание неизвестен, сейчас ст. 174 и 174.1 УК ограничивают штраф миллионом рублей или зарплатой за шесть лет. Впрочем, по данным “Ъ”, риски сверхкрупных штрафов невелики, как и риск получения Росфинмониторингом права приостанавливать подозрительные на отмывание операции (ведомство запрашивает такие полномочия несколько лет): судя по всему, задача, которая будет поставлена МРГ перед силовыми структурами — создать систему широкого применения новых версий ст. 174.1 и особенно ст. 174. В частности, по версии источников “Ъ”, одно из предложений — запретить Генпрокуратуре утверждать обвинения по экономическим статьям УК для передачи в суд без заключения о наличии или отсутствия в действиях обвиняемых признаков отмывания. Это может резко увеличить число потенциальных привлеченных СК по таким статьям представителей банков, консалтинговых и юридических компаний — в случае если происходящее перерастет в новую силовую кампанию по борьбе с отмыванием (см. "Ъ-Онлайн").

Сколько незаконно выводят из России денег
Сколько незаконно выводят из России денег
По поводу возможных расширений полномочий Росфинмониторинга собеседник “Ъ” в крупном банке констатирует: в настоящее время ведомство блокирует операции лишь в том случае, когда речь идет о средствах террористов. Если банк обнаруживает, что его клиент в списке террористов, то он блокирует счета на пять дней и сообщает в ведомство, а оно уже принимает решение по самому клиенту. Если клиент банка переводит средства в другой банк террористу (в понимании соответствующих списков),— также останавливается трансакция на пять дней с сообщением в Росфинмониторинг. Но само ведомство сейчас крайне редко что-либо блокирует. «Видимо, террористов мало»,— шутит собеседник “Ъ”.

Дмитрий Бутрин, Анна Занина, Вероника Горячева

https://www.kommersant.ru/doc/3765584

Возврат к списку