Союз «Торгово-промышленная палата Республики Татарстан»
Консультации по ТФБ Стать членом Союзa «ТПП РТ»
  • +7 843 264-62-07  приемная
  • +7 843 236-99-00  орг. отдел
  • +7 843 238-61-04  "горячая линия"
    правового центра

Банки догнали стартапы


19 Апреля 2017
Финансовым стартапам не удалось победить традиционные банки, которые быстро цифровизуются. Финтех 2.0 – это симбиоз с банками и развитие в других потребительских секторах.
До сих пор в истории ни одна индустрия не трансформировалась так быстро, как финансы под давлением финтеха. Чтобы лучше представить текущее состояние отрасли, которая, по оценкам экспертов, может сократить до 30% рабочих мест в банках к 2025 г., стоит посмотреть на этапы ее развития.
Начальный этап продолжался с момента становления интернета в конце 1990-х и вплоть до кризиса 2008 г. В это время основной моделью стали онлайн-платежи и сопутствующая инфраструктура. Знаковые компании этой эпохи – ныне крупнейшие финтех-компании мира PayPal (оценка – $50 млрд) и Ant Financial (оценка – $60 млрд), где основой бизнеса служит китайский конкурент PayPal – мобильный кошелек Alipay.
После кризиса 2008 г. изменения в регулировании банковской отрасли и общее ухудшение ситуации на банковском рынке привели к тому, что многие банки стали закрывать целые направления деятельности. Значительно пострадало кредитование сегмента среднего и малого бизнеса (СМБ): в США банки до сих пор выдают меньше займов сегменту СМБ, чем делали это 10 лет назад. Также банки по всему миру стали повышать требования к потенциальным заемщикам, закрыв доступ к банковскому кредитованию значительной доле населения. Все это открыло дорогу множеству финтех-стартапов, постаравшихся заполнить ниши, оставленные банками.
Удастся ли банкам извлечь урок из опыта телекоммуникационных компаний и остаться основой цифровой экосистемы будущего или же они станут просто инфраструктурным сервисом?
нет автора цитаты
1
Кредитование занимает более 50% в прибыли банков, и именно в этом сегменте появилось наибольшее количество финтех-стартапов последних 10 лет. За счет большей гибкости (часто вследствие недосмотра регулятора), онлайн-модели, умения работать с альтернативными данными, не используемыми банками, а также наличия дешевого фондирования, наполнившего финансовую систему после кризиса, многие стартапы смогли предложить своим клиентам лучшие условия, чем банки.
Популярной темой для подрыва в это время стали и управляющие активами, многие из которых исторически не хотели работать с клиентами, имеющими менее $500 000. Все изменилось с приходом так называемых робоадвайзеров. В отсутствие платежей живым управляющим алгоритмы могли показать сравнимую доходность, а автоматизация процесса позволила минимизировать операционные затраты.
Но с ростом масштаба финтеха стали проявляться и первые серьезные сложности. То, что в свое время помогло стартапам выделиться на фоне банков – фокус на одной ключевой услуге, – стало серьезно ограничивать потенциал роста финтех-компаний. Наличие линейки продуктов не только позволяет лучше монетизировать аудиторию, но и служит для удержания клиентской базы. Не имея возможности предложить своей аудитории дополнительные продукты, многие стартапы вынуждены были конкурировать по цене, что привело к тому, что некоторые модели оказались просто неработоспособными.
Наглядный пример – индустрия робоадвайзинга. Аналитики ожидают, что сектор, которого практически не существовало еще несколько лет назад, к 2020 г. может собрать до 10% всех глобальных активов, или астрономическую сумму в $8 трлн. Казалось бы, идеальная среда для стартапов. Но, как показала практика, за счет кардинального снижения комиссий в этом сегменте стартапам для окупаемости требуются десятки лет работы в минус. Лидер отрасли Betterment после $200 млн инвестиций смог привлечь под управление лишь $6 млрд, тогда как для окупаемости инвестиций эта цифра должна быть на порядок выше.
Почему же аналитики прогнозируют такой быстрый рост данной индустрии? Все просто. Текущие крупнейшие игроки управляют триллионами долларов, и в первое время они присматривались к новой модели. Но как только стало очевидно, что робоадвайзинг представляет собой перспективный продукт, в этот сегмент подтянулись классические игроки. Например, Vanguard ($3,4 трлн под управлением) за первый неполный год работы в 2015 г. собрала более $30 млрд в свой робоадвайзинговый сервис – в 5 раз больше, чем Betterment почти за 10 лет на рынке.
Вариантов сотрудничества финансово-технологических стартапов, банков и регулятора могут быть десятки; чтобы их реализовать, надо отойти от привычных стереотипов
нет автора цитаты
Развитие сегмента робоадвайзинга наглядно показывает вектор движения всей финтех-индустрии. Подпитанные дешевой ликвидностью, наполнившей финансовую систему в посткризисные годы, многие стартапы закрывали глаза на большие убытки и пытались идти против устоявшихся финансовых институтов. Но с середины 2015 г., когда на венчурном рынке наступило затишье, инвесторы стали активно искать стартапы, масштабирование которых не сопряжено с бесконечными вложениями. С другой стороны, к этому моменту банки окончательно перестали бояться угрозы со стороны финтеха и перешли к стадии активного вовлечения в работу с сектором. Варианты сотрудничества простираются от простой продажи услуг стартапов по своей клиентской базе до полноценных технологических партнерств, создания акселерационных программ, инвестирования и покупки стартапов.
Все это привело к следующему логическому витку развития финтеха. Финтех 2.0 – это переход от конкуренции между финтехом и существующими игроками к сотрудничеству. Можно сказать, что 2016 год стал переломным для финтеха. Впервые в США доля проинвестированных b2b-проектов превысила половину, составив 56% от общих инвестиций в финтех. Фокус инвесторов на b2b показывает их веру в то, что основой будущего роста финтех-стартапов является не конкуренция, а кооперация с существующими игроками.
Вопрос большей технологизации банков – дело времени. Финтех-стартапы редко обладают технологиями, недоступными банкам. Многие стартапы играют на негибкости существующих банковских систем и общей медлительности игроков финансового сектора. Но банки начали и продолжат меняться. Банки не могут стать в одночасье финтехом, но, вводя изменение за изменением, они могут постепенно пройти цифровую трансформацию.
Например, крупнейший банк в США JPMorgan хотел оптимизировать доступ к кредитам для своих 4 млн клиентов сегмента СМБ. Процессы банка не позволяли быстро принимать кредитные решения, и обслуживание данной аудитории зачастую становилось невыгодным. Вместо запуска собственного продукта в JPMorgan пошли на партнерство с OnDeck, одной из крупнейших в США онлайн-площадок по кредитованию СМБ. Совместный продукт имеет в основе технологии OnDeck, но распространяется по клиентской базе JPMorgan, сильно снижая траты на привлечение заемщиков (ключевая статья расхода кредитных стартапов). Сами кредиты также выдаются за счет средств JPMorgan, решая основную проблему кредитных стартапов – доступ к капиталу.
Важнейший элемент, влияющий на вектор развития финтех-индустрии, – регулирование. Правильная регуляторная среда может как способствовать росту количества финтех-стартапов, так и стимулировать банковский сектор на более активное развитие собственных финтех-компетенций. В недавнем опросе E&Y самой дружелюбной юрисдикцией для финтех-стартапов была признана Великобритания. Одним из важнейших элементов регулирования в Великобритании является наличие так называемой песочницы (sandbox) – возможности запуска и теста новых продуктов без их обязательного соответствия текущим нормам. Таким образом регулятор видит все новые модели, появляющиеся на рынке, а компании, желающие вывести новый продукт на рынок, могут протестировать спрос без необходимости больших первоначальных вложений в поиск правильной правовой структуры.
Банки про финтех
Другой пример положительного влияния регулирования на развитие финтеха – Швеция. В стране, где более 80% населения пользуется онлайн-банкингом, банки массово закрывают отделения. Показательно, что важнейшим драйвером закрытия отделений стали не стартапы, а сами банки. Запущенный в 2003 г. единый клиентский идентификатор BankID изначально был разработан консорциумом банков, а потом поддержан и принят государством. На сегодняшний день BankID пользуется 80% жителей страны. Пройдя идентификацию единожды, пользователь больше не должен посещать отделения и заново подавать все документы. Одним из примеров использования BankID является мобильное приложение для платежей Swish, запущенное менее пяти лет назад крупнейшими шведскими банками. Приложение позволяет за считанные секунды переводить деньги между банковскими счетами различных банков. На сегодняшний день большая часть населения Швеции применяет Swish, а среди современного поколения приложение серьезно потеснило использование наличных.
Хотя регулирование финтеха в России и не отличается сильной прогрессивностью, сказать, что именно оно является основным препятствием на пути развития индустрии, нельзя. Финтех в России оказался чуть ли не в худших условиях среди всех мировых рынков совсем по другим причинам. С одной стороны, российские банки исторически не отягощены архаичными IT-системами, как, например, их американские коллеги, и показали, что умеют быстро меняться (Альфа-банк, Сбербанк, «Открытие»). С другой – в нашей стране относительно небольшая доля сегмента underbanked (который стал основным драйвером роста финтеха в Азии).  
По сути, в России никакой борьбы финтеха и банков не было и не предстоит. Есть несколько довольно успешных финтех-стартапов, которые нашли ниши и уникальные модели, где банки не представлены в силу определенных причин. Но говорить о какой-то серьезной конкуренции с банками не приходится. При этом существует целая прослойка стартапов, активно работающих на рынке b2b и продающих свои продукты банкам.  
С момента знаменитой фразы Билла Гейтса о том, что людям нужны банковские услуги, но не нужны банки, прошло уже почти 25 лет. Очевидно, что масштаб финансовой экосистемы позволяет создавать относительно большие бизнесы даже в сегментах, не занятых банками. Но потеснить сами банки с их исторически сильных позиций финтех-стартапам пока не удалось. Даже в самых развитых финтех-сегментах – таких как потребительское кредитование – доля новых моделей составляет не более 2%. И чем дальше, тем сложнее будет расти многим финтех-стартапам, ведь скорость изменения банков может быть впечатляющей. Так, например, в Goldman Sachs уже сейчас треть персонала – это компьютерные инженеры, а один программист заменяет четырех высокооплачиваемых трейдеров.
Опыт показывает, что финтеху будет очень сложно подвинуть банки. Именно поэтому финтех 2.0 – это необходимый шаг в эволюции индустрии, который должен помочь финтеху перейти в мейнстрим. При этом финтех 2.0 открывает стартапам дорогу в другие секторы. Ведь помимо симбиоза с банками финтех имеет огромный потенциал в связке с другими крупнейшими консьюмерскими игроками. Интернет-компании, ритейлеры, телекомоператоры – все они видят в финтехе огромные перспективы и при этом зачастую не имеют опыта работы с финансовыми продуктами. Развитие финтех-стартапов с такими партнерами, имеющими доступ к данным и аудитории, позволит индустрии перейти к более сбалансированному развитию, когда ее стабильность не будет так зависеть от внешнего фондирования, а сами финтех-компании наконец начнут зарабатывать прибыль для своих акционеров.-

http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/04/19/686319-banki-dognali

Возврат к списку